Храпова людмила в одноклассниках г астрахань

Последние годы модно искать у себя детские травмы. Определять свой тип травмирующей матери, например. И объяснять этим все жизненные неурядицы. У одних мать была холодная. Отстраненная, вечно уставшая, мало времени им уделяла. Мало разговаривала, не взрастила привычку к нежности. У других – жестокая мать. Несдержанная, гневливая. Порола, лупила, ставила в угол. Запирала в кладовке. У третьих, напротив, мама была гиперопекающая, суперзаботливая, тревожная. Кажется, что это лучше, чем предыдущие варианты. Но это только кажется. Потому что ребенок растет как под стеклянным колпаком, с миром толком не взаимодействует, только с продезинфицированной средой. И вырастает напрочь лишенным иммунитета ко всему: к зависти, к грубому слову, к недоброму взгляду. Тепличные растения плохо приживаются в открытом грунте. Трудно найти идеальную маму – все с дефектами. Всех чем-то травмировали, и на каждую маму можно найти компромат. И никто не будет разбираться в причинах, которые сделали маму такой … неидеальной.


страненная, может быть, работала за двоих. Металась между работами, чтобы обеспечить пропитание и быт. Выживала без посторонней помощи. Потому и не имела возможности уделить столько внимания, сколько нужно. Может, гиперопекающая мать пережила травму – например, ребенок чуть не умер в детстве… Да много может быть тут всяких «может быть». Меня вот в детстве очень боялись перехвалить. Часто говорили: ты – обычная. Могли сказать – это не для тебя платье. Слишком дорогое для тебя. Если у меня появлялась какая-то новая вещь, или я в чем-то добивалась успеха, меня просили не хвастаться этим, не выпячиваться. Ты – обычная. Никому не говори, чтобы не завидовали, не сглазили. Помню, как однажды бабушка решила заняться моим образованием и отвести к репетитору по математике. С собой я взяла тетрадку с задачами – обожала решать их на досуге. Женщина, которую мне определили в репетиторы, только всплеснула руками: ого, какая талантливая девочка! Она достойна большего, чем обычная школьная программы, мы будем делать задания со звездочкой! Бабушка изменилась в лице. — Пойдем отсюда! – сказала она. И мы быстро ушли. – Она обычная,… — в ужасе повторяла бабушка. Мне было обидно тогда – почему никогда не хвались, это же я, я сделала! Но потом, разбирая семейные архивы, я наткнулась на письма. Их прадед писал из лагеря, куда попал по доносу. Времена тогда были такие: хочешь жить – не выпячивайся. Времена изменились, а эту незамысловатую мораль бабушка из самых добрых побуждений прививала и мне.

шает ли мне эта установка сейчас? В чем-то мешает. Мне действительно надо сделать над собой усилие, чтобы похвалить себя за что-то. Остановиться, отпраздновать успех. Но, в то же время, это дало мне необычайную устойчивость. Там, где другие склеивают ласты потому, что их не признали, не одобрили, я только закатываю рукава повыше. Обычная? Ну что же, поработаем. Не одобрили, не восхитились? Поработаем усерднее. Мне иногда кажется, что каждая мама (папа, бабушка) закладывает не только наши слабые места, но и нашу суперсилу. И наши трудности, и наши победы, одновременно. В этих детских испытаниях кто-то становится самостоятельнее и сильнее, кто-то чувствительнее, кто-то лучше приспособлен к выживанию. Все-таки детство – это не только травмы. А из каждого качества личности, как из лимона, можно сделать и лимонад. И сделать это можем только мы сами. Потому что сейчас – мы взрослые. Мы только решаем, что с этим делать дальше.

www.odnoklassniki.ru