Стивен кинг бессонница комментарии

Давненько я не брался за перо. Пора бы уже потихоньку выходить из спячки. А просыпаться лучше всего с тем, кого любишь.

Кинга я люблю беззаветно с самых ранних лет. Как и у многих, знакомство с королём ужаса у меня началось с «Мёртвой зоны» — тогда я правда не способен был оценить всю тонкость политической линии романа — продолжилось великолепным «Сиянием» — после фильма Кубрика окончательно понял, что книги лучше читать, чем смотреть — а потом Кинг просто стал частью моей читательской жизни. Крайне весомой, надо сказать, частью.

Сегодня вдруг захотелось поговорить о «Бессоннице» — романе, который в очередной раз доказывает, что Кинг в первую очередь фантаст и лишь потом — где-то очень глубоко внутри — столп хоррор-культуры.  

Да, «Бессонница» — совершенно не страшный роман. Он причудливый, яркий, с интересными и глубокими, что, в общем-то, всегда характерно для Кинга, героями, но страха, того самого, когда натягиваешь одеяло до подбородка и дрожишь, выдавая зубами прекрасный аккомпанемент симфонии ужаса, когда закрываешь глаза, видишь калейдоскоп зловещих образов, рождённых гением писателя, и просыпаешься от собственного крика в холодном поту — такого страха здесь нет. И я бы не стал говорить, что это недостаток.


«Бессонница» держит другим. Это роман-исследование, роман-теория, роман-эксперимент, в том числе и над нами — читателями. Здесь, как ни странно, не так важен герой — может быть, поэтому им стал бывший коммивояжер Ральф, старый, разваливающийся, разочаровавшийся в жизни и мире человек. Причин для разочарования у него масса, а главная состоит в том, что мир забрал у него самое ценное, то, ради чего он продолжал тянуть лямку жизни, — его Каролину, верного друга и жену… Каролина умирала от рака, а семейный врач лечил её от мигрени… Диагноз поставили слишком поздно и уже ничего невозможно было сделать. Каролина умерла, а вскоре после этого Ральф перестал спать.

Первая треть книги — это вполне себе научное исследование бессонницы, как явления, и способов борьбы с ней. Постепенно ты начинаешь думать, что всё действительно объясняется возрастом Ральфа — общеизвестно, что старики встают в 4 или 5 часов утра и больше не могут заснуть, но наш герой не мается в постели в тщетной попытке закрыть глаза хотя бы на минуту, погружение в сон для него не проблема. Просто каждую ночь он просыпается всё раньше и раньше — сначала в три, потом в половину третьего, потом без пятнадцати два и ничего не может с этим поделать, а в какую-то из ночей неожиданно видит, как из дома соседки напротив (её позже найдут мёртвой) выходят два маленьких человечка — маленькие лысые доктора — как их назвал про себя Ральф. В руке одного из них сверкали в лунном свете огромные ножницы…


И с этого момента начинается полное, бескомпромиссное безумие, за которое мы во многом и любим Кинга. При этом мотивы научной фантастики никуда не исчезают — Ральф начинает видеть дополненную реальность или гиперреальность. Ему видятся ауры людей, по которым он может читать их мысли, видеть мучающие их заболевания, даже в какой-то степени предсказывать их будущее. Дополненный мир расцвечен яркими, радужными красками, тогда как действительность сера, уныла и страшна. В маленьком городке Ральфа разгорается самая настоящая война между противниками абортов и женщинами, отстаивающими своё право на свободу выбора. Конфликт усугубляется, когда становится известно, что в город приезжает Сьюзан Дей — ярый борец за права женщин.

Через какое-то время Ральф видит и третьего доктора. Этот самый третий доктор и есть элемент хоррора, хаоса, насилия во всей стройной картине мира. Третий доктор вместо ножниц держит в руках окровавленный ржавый скальпель, с упорством фетишиста собирает сувениры со своих жертв (у кого кепочку украдёт, у кого серёжки) и с огромным удовольствием собирает свою страшную жатву, перерезая верёвочки, связывающие смертных с высшими мирами. Человек или любое живое существо с обрезанной связью обречён на смерть в самое ближайшее время.


ерть случайную, страшную, не укладывающуюся в голове. Зовут этого доктора Атропос. А его коллег — Клото и Лахесис. Для тех, кто не в курсе, так в Древней Греции (Элладе) именовали мойр — богинь судьбы, отмеряющих жизнь. Клото — прядущая нить, Лахесис — определяющая судьбу, Атропос — перерезающая нить. И это, по сути дела, только начало. Будут ещё и Кровавый царь, и безумные фанатики, готовые убить любого, кто не согласен с их убеждениями, и центурионы, убивающие детей, и своеобразный вампиризм — высасывание аур — , прогулки по высшим уровням, скитания в виде призрака по коридорам больницы, телепортация из общественного сортира в кабину частного самолёта, начинённого взрывчаткой, словно рождественский гусь, и даже отсылки к великому Толкину… Ближе к концу романа взрывается голова.

Но есть одна очень обидная, по крайней мере для меня, вещь — весь этот объёмный труд — а в «Бессоннице» — так, на секундочку — около 800 страниц — всего лишь своеобразный вбоквел к «Тёмной башне» Короля ужасов. В конце романа появляется мальчик, который рисует чёрный замок, поле до горизонта покрытое розами и бесстрашного Роланда, убивающего Кровавого царя…

Неоднозначное впечатление на самом деле оставляет книга. С одной стороны, Кинг, как всегда, запоминается идеально выписанными характерами при чём не только главных, но и второстепенных персонажей, интересной теорией о том, что бессонница — это своеобразный пропуск в сказочный мир, в котором правда — и Мастер всегда предупреждает об этом — водятся монстры, но в целом роман какой-то отчаянно-безысходный, тягучий, как будто писался через силу. Нет здесь того блеска и искромётности, которые мы привыкли видеть в других романах мастера. «Бессонница» — это величественный, монументальный механизм, внутри которого что-то пошло не так, сломалось и осталась лишь тень, которую не ухватить, не почувствовать… Жаль.


writercenter.ru

В той области существования, в которой обитает человек, имеются лишь четыре константы жизни, накладывающиеся одна на другую: Жизнь, Смерть, Предопределение и Слепой Случай . И эту истину предстоит постичь Ральфу и Луизе, руками которых белизна вновь войдет в противостояние с несущими хаос.

Второй раз после трилогии “Мистер Мерседес” в романе Короля главный герой пенсионного возраста, что доказывает, что и в 70 лет жизнь продолжается, пусть и немного в иных своих темпах и устоях.

С любопытством читала о важности сна, о его особенностях, стадиях, последствиях бессонницы. Ранее поверхностно ознакамливалась с этой темой, поэтому оценила, как Мастер проработал и обыграл в сюжете моменты, связанные со сном.

Понравилось, как автор обыграл древнегреческий миф про трех богинь судьбы: мойр Клото, Лахесис и Атропос. И в это все гармонично вписалось ч.


рри, волей-неволей вспоминала роман “Оно”. Но если в “Оно” Король провел читателя по Дерри Детей, то в “Бессоннице” - по Дерри Старых Кляч.

Ну и будучи фанаткой “Темной башни”, особое удовольствие получила от отсылок к циклу:

- персонажи с фамилией Дипно;
- Алый Король и низкие люди, игравший немаловажную роль в истории;
- образ многоуровневой Темной башни, окруженной розами;
- упоминание КА (кинговское понятие судьбы) и КА-ТЕТа (единство, созданное из множества);
- не обошлось и без припоминания стрелка Роланда, а так же художника Патрика Дэнвилла.

В “Бессоннице” были тоненькие связующие ниточки и к другим детищам Короля:

- феминистка Сьюзен Дэй мелькала в “Роза Марена”;
- ботинок Гейджа Крида напоминаем про события из “КлаТбище домашних жЫвотных”;
- в романе «Мешок с костями» Ральф Робертс встречает главного героя, писателя Майка Нунэна, и сочувствует ему, полагая, что тот, как и Ральф, страдает бессонницей.

И напоследок скажу лично мое субъективное мнение, что за роман стоит браться, имея за плечами долгий путь к Темной башне, дабы получить максимальное удовольствие от данной истории.


www.livelib.ru

Тот редкий случай, когда книга Кинга разочаровала.
 
Во-первых, очень растянутое и затянутое повествование. Очень много болтовни демагогического характера, все эти рассуждения об аурах, уровнях мира, методах борьбы со злом, цели и смысле… Утомляет.
 
Финальный поединок с Великим Злом — получился откровенно нелепым. Да и само Зло какое-то… Неубедительное.
А ведь это же Багряный король как-никак, если я правильно поняла — он центральная фигура в эпопее о Тёмной Башне. Тогда почему в этой книге он такой… Вообще никакой.
 
С мотивацией и причинно-следственной связью в романе очень плохо.
Например… К чему вообще была вся эта канитель с темой аборта, противостояние сторонников и противников, если по большому счёту, для сюжета это абсолютно никакой роли не играет. Вообще. Скорее служит неудачной декорацией, чтобы растянуть объём книги.
А лично я ожидала от этой темы ключевую роль. И что приезд Сьюзен Дэй, вокруг которой все завернулось — есть опорная точка кульминации.
А оказалось — вообще пшик. И никакой роли не играет.
Тогда зачем целую половину книги обмусоливать тему абортов, грядущее выступление этой женщины и пересказывать отношение ко всему этому каждого персонажа?
 
И неужели все это нагромождение сюжетных линий свелось лишь к тому, что силы зла пожелали прикончить какого-то одного мальчика?
А по логике не проще ли было старине Эду переехать его чем-нибудь? Или кирпичь на голову уронить.


ведь псих. Ему какая разница.
 
Просто эта идея рухнуть на демонстрантов вместе с самолетом…. Ну такой бред сивой кобылы… Такой сюжетный ход тупо высосан из пальца чисто ради большей зрелищности.
Просто переехать мальчика катком на тихой улице не так эпично.
 
Финал очень неудачный. Такое ощущение, что Кинга закоротило и он никак не мог поставить точку в нужный момент. А момент был тогда, когда герои провели вместе первую ночь.
Все. Дальше уже какая-то чепуха пошла, которая лишний раз подтверждает ощущение затянутости повествования.
 
О героях… В принципе, Ральф удался. В лучших традициях кинговских персонажей. Но это и все.
Сверхъестественные существа получились блеклыми и не убедительными. Вся мистическая составляющая сюжета вообще — вышла очень корявой.
Женские персонажи не получились вообще.
Луиза откровенно раздражала вплоть до самого конца, потому что больше похожа на бесполезный довесок, чем на значимую фигуру сюжета.
 
Эд Диппо — и вовсе что-то невнятное, что Кинг так и не сумел довести до ума.
 
Однозначно роман писался на фоне какого-то личностного кризиса.


loveread.me

Тот редкий случай, когда книга Кинга разочаровала.
 
Во-первых, очень растянутое и затянутое повествование. Очень много болтовни демагогического характера, все эти рассуждения об аурах, уровнях мира, методах борьбы со злом, цели и смысле… Утомляет.
 
Финальный поединок с Великим Злом — получился откровенно нелепым. Да и само Зло какое-то… Неубедительное.
А ведь это же Багряный король как-никак, если я правильно поняла — он центральная фигура в эпопее о Тёмной Башне. Тогда почему в этой книге он такой… Вообще никакой.
 
С мотивацией и причинно-следственной связью в романе очень плохо.
Например… К чему вообще была вся эта канитель с темой аборта, противостояние сторонников и противников, если по большому счёту, для сюжета это абсолютно никакой роли не играет. Вообще. Скорее служит неудачной декорацией, чтобы растянуть объём книги.
А лично я ожидала от этой темы ключевую роль. И что приезд Сьюзен Дэй, вокруг которой все завернулось — есть опорная точка кульминации.
А оказалось — вообще пшик. И никакой роли не играет.
Тогда зачем целую половину книги обмусоливать тему абортов, грядущее выступление этой женщины и пересказывать отношение ко всему этому каждого персонажа?
 
И неужели все это нагромождение сюжетных линий свелось лишь к тому, что силы зла пожелали прикончить какого-то одного мальчика?
А по логике не проще ли было старине Эду переехать его чем-нибудь? Или кирпичь на голову уронить.


ведь псих. Ему какая разница.
 
Просто эта идея рухнуть на демонстрантов вместе с самолетом…. Ну такой бред сивой кобылы… Такой сюжетный ход тупо высосан из пальца чисто ради большей зрелищности.
Просто переехать мальчика катком на тихой улице не так эпично.
 
Финал очень неудачный. Такое ощущение, что Кинга закоротило и он никак не мог поставить точку в нужный момент. А момент был тогда, когда герои провели вместе первую ночь.
Все. Дальше уже какая-то чепуха пошла, которая лишний раз подтверждает ощущение затянутости повествования.
 
О героях… В принципе, Ральф удался. В лучших традициях кинговских персонажей. Но это и все.
Сверхъестественные существа получились блеклыми и не убедительными. Вся мистическая составляющая сюжета вообще — вышла очень корявой.
Женские персонажи не получились вообще.
Луиза откровенно раздражала вплоть до самого конца, потому что больше похожа на бесполезный довесок, чем на значимую фигуру сюжета.
 
Эд Диппо — и вовсе что-то невнятное, что Кинг так и не сумел довести до ума.
 
Однозначно роман писался на фоне какого-то личностного кризиса.


loveread.ec

Он замечал это знание в ее темных глазах поначалу только тогда, когда Кэролайн смотрела на него ясно и прямо, но позже он научился распознавать его и в ее затуманенном от принимаемых обезболивающих взгляде. К тому времени поступь смерти стала уже слишком явной, и, лежа в постели рядом в эти жаркие летние ночи, когда даже простыня казалась десятипудовой, а все собаки Дерри выли на луну, Ральф прислушивался к постукиванию Стража Смерти, стучащего внутри Кэролайн, и ему казалось, что сердце его вот-вот разорвется от горя и страха. Сколько еще придется страдать Кэролайн, прежде чем наступит конец? Сколько еще придется страдать ему самому? И как же он сможет жить без нее?

Именно в этот исполненный неизвестности период Ральф стал совершать такие длительные, изматывающие прогулки в жаркие, тягучие летние сумерки, что часто, вернувшись домой, не находил в себе сил даже поужинать. Он ожидал, что Кэролайн станет бранить его за то, что он пропадает Бог весть где, выговаривая: «Наступит ли этому конец, старый дурак? Ты же убьешь себя, если будешь разгуливать в такую жару!» Но она не делала ничего подобного, и постепенно пришло понимание, что Кэролайн даже не отдает себе отчета в том, что происходит в действительности. О том, что он отлучается — да, об этом она знала. Но только не о всех тех милях, которые он одолевал, и не о том, что, возвращаясь домой, он нередко дрожал от изнеможения и перегрева на солнце. Когда-то Ральфу казалось, что Кэролайн замечает все, даже малейшее изменение места пробора в его прическе. Но все прошло; опухоль мозга лишила ее наблюдательности точно так же, как вскоре она же лишит Кэролайн и жизни.

И поэтому он бродил, наслаждаясь зноем, несмотря на то, что иногда от этого все плыло перед глазами, а в ушах появлялся неприятный звон; наслаждаясь в основном потому, что от жары у него звенело в ушах; иногда целыми часами в голове стучало так яростно, что Ральф перестал слышать приближающиеся шаги Стража Смерти Кэролайн.

Он очень много бродил по Дерри в тот знойный июль — узкоплечий, седой, лысеющий старик с огромными руками, все еще способными к тяжелой работе. Он брел от Уитчхэм-стрит к Барренс-стрит, от Канзас-стрит к Нейболт-стрит, от Мейн-стрит к Мосту Поцелуев, но чаще всего ноги сами уводили его на запад от Гаррис-авеню, на которой все еще красивая и столь любимая им Кэролайн Робертс в мареве головной боли и морфия теперь доживала свой последний год.

Ноги уносили его в сторону аэропорта. Он шел по дороге — по пути не попадалось ни единого деревца, в тени которого можно было бы укрыться от безжалостного солнца, — пока не начинал чувствовать, как ноги перестают слушаться и подгибаются от усталости, и только тогда Ральф поворачивал обратно.

Частенько он отдыхал в тени площадки для пикников, неподалеку от служебного въезда на летное поле, ожидая, когда же придет второе дыхание.

Вечерами эта площадка становилась местом тусовки подростков, наполненным грохотом рэпа, доносящегося из колонок переносных магнитофонов, но в дневное время она служила пристанищем группы людей, которую Билл Мак-Говерн, друг Ральфа, окрестил Сборищем Старых Кляч Гаррис-авеню.

Старые Клячи собирались здесь, чтобы поиграть в шахматы, выпить джина, просто поболтать. Многих Ральф знал не один год (со Стэном Эберли; например, он учился в школе), и ему было уютно среди них… Пока они не становились слишком назойливыми. Хотя вряд ли их можно было назвать таковыми. Это были янки, воспитанные в традициях старой морали, полагающие, что то, о чем человек не считает нужным говорить, является только его делом — и ничьим больше.

Именно в одну из таких прогулок Ральф впервые осознал, что с Эдом Дипно, проживающим с ним на одной улице, происходит что-то неладное.

fictionbook.in