Генри миллер бессонница fb2

Книги Миллера Генри:


→ Книга о друзьях (Book of Friends)

Трилогия “Книга о друзьях” — последняя из крупных произведений Генри Миллера, уже в семидесятые годы рискнувшего подтвердить свой статус не “гения и классика”, но “гениального хулигана от литературы”. Результатом стали причудливая “Хроника утраченного времени” — от бруклинского детства писателя и до его знаменитого “нью-йоркского периода” — и оглушительный скандал в прессе, шокированной откровениями Миллера и одновременно восхищенной его литературным мастерством… На данный момент нет электронного варианта книги Книга о друзьях (Book of Friends).



→ Нью-Йорк и обратно (Aller Retour New York)

”Нью-Йорк и обратно” — легкая и изящная “джазовая легенда”, сотворенная между “Тропиком Рака” и “Тропиком Козерога” и считающаяся своеобразной побочной линией этой дилогии. Впервые изданная лишь десять лет спустя после своего написания, эта книга, насквозь “внутренняя” и “джазово-тусовочная” и сейчас воспринимается истинной летописью джаз-культуры 30-х…




→ Тропик Козерога (Tropic of Capricorn)

«Тропик Козерога». Величайшая и скандальнейшая книга в творческом наследии Генри Миллера. Своеобразный «модернистский сиквел» легендарного «Тропика Рака» — и одновременно вполне самостоятельное произведение, отмеченное не только мощью, но и зрелостью таланта «позднего» Миллера. Роман, который читать нелегко — однако бесконечно интересно!



→ Тропик Рака (Tropic of Cancer)

«Тропик Рака» — первый роман трилогии Генри Миллера, включающей также романы «Тропик Козерога» и «Черная весна». «Тропик Рака» впервые был опубликован в Париже в 1934 году. И сразу же вызвал немалый интерес (несмотря на ничтожный тираж). «Едва ли существуют две другие книги, — писал позднее Георгий Адамович, — о которых сейчас было бы больше толков и споров, чем о романах Генри Миллера „Тропик Рака“ и „Тропик Козерога“». К сожалению, людей, которым роман нравился, было куда больше, чем тех, кто решался об этом заявить вслух, из-за постоянных обвинений романа в растлении нравов читателей. Хотя трудно придумать нечто более далекое от порнографии, чем проза Миллера…



→ Черная весна (Black Spring)


Генри Миллер (1891-1980) — крупнейший американский писатель XX века. “Черная весна” написана в 1930-е годы в Париже и вместе с романами “Тропик Рака” и “Тропик Козерога” составляет своеобразную автобиографическую трилогию. Роман был запрещен в США за “безнравственность”, и только в 1961 г. Верховный суд снял запрет. Ныне “Черная весна” по праву считается классикой мировой литературы.



→ Биг-Сур и апельсины Иеронима Босха

Книги американского писателя Генри Миллера “Тропик Рака” и “Тропик Козерога” в свое время буквально взорвали общественную мораль обоих полушарий Земли. Герой этих книг, в котором очевидно прослеживалась личность самого автора, выдал такую череду эротических откровений, да еще изложенных таким сочным языком, что не один читатель задумался над полноценностью своего сексуального бытия… Прошло много лет. После долгих скитаний писатель поселился на юге Калифорнии, и здесь “родился” новый Миллер — вдумчивый, глубокий философ. Разумеется, в мемуарах он не обходит свои “бедовые годы” в Париже, но рассказывает и о том, как учился у великих французских писателей и художников, излагает свои мысли о мировой литературе и искусстве. И тут же, рядом — остроумные, лишенные “запретных тем” беседы с новыми друзьями: бродягами, наркоманами, забулдыгами, проститутками…



→ Колосс Маруссийский (he Colossus of Maroussi)


`Колосс Маруссийский` — книга, которая в новом свете представляет известного американского прозаика Генри Миллера. В ее основу легли впечатления от поездки по Греции, которую писатель совершил в канун Второй мировой войны. Пожалуй, никому из современных англоязычных прозаиков, исключая, быть может, Джона Фаулза, не удалось найти столь ярких красок и полутонов, доносящих неповторимое обаяние этого овеянного легендами уголка Европы. Взволнованная искренность интонаций, глубина проникновения в тайники психологии творчества, сообщающееся читателю чувство сопричастности судьбам современной и классической культуры делают `Колосса Маруссийского` одним из лучших образцов прозы Генри Миллера.



→ Нексус (Nexus)

`Нексус` (в переводе с латинского `Узы`; 1959) — последняя книга трилогии Генри Миллера (1891—1980) `Распятие Розы` и заключительный том его аутогонического шестикнижия — `Книги Жизни`, — которую он начал `Тропиком Рака` и писал без малого тридцать лет, пока не изжил свое `великое распятие` — роман с Джун (Моной в трилогии). Автор `Нексуса` как минимум на четверть века старше автора `Тропика Рака`, приехавшего в Париж `изучать порок` и вознамерившегося `оставить шрам на лике вселенной`. Ему под семьдесят. У него двое детей. Четвертая жена. Он — легенда. Он больше никому ничего не доказывает. Он просто заканчивает свою повесть.




→ Размышления о писательстве

Поначалу я мечтал о соперничестве с Достоевским. Надеялся, что раскрою перед миром неистовые и загадочные душевные борения, а мир замрет, пораженный. Но довольно скоро я понял, что мы уже прошли точку, запечатленную Достоевским, — прошли в том смысле, что дегенерация увлекла нас дальше. Для нас исчезло само понятие души, вернее, оно теперь является в каком-то химически преображенном и до странности исказившемся виде. Мы знаем лишь кристаллические элементы распавшейся и сокрушенной души. Современные художники выражают это состояние, видимо, даже откровеннее, чем писатели: Пикассо — замечательный пример в подтверждение сказанному. Оттого для меня оказалась невозможной сама мысль писать романы и столь же невозможным — примкнуть к разным литературным движениям в Англии, Франции, Америке, потому что все они вели к тупику. Со всей честностью признаюсь, что ощутил себя вынужденным, наблюдая разрозненные, распавшиеся элементы жизни, — я говорю о жизни души, не о жизни культуры, — соединять их по собственному моему рисунку, используя собственное мое распавшееся и сокрушенное «я» с той же бессердечностью, с той же безоглядностью, с какой готов я был использовать весь сор окружающего мира феноменов.



→ Сексус (Sexus)

Шок испытали первые читатели Миллера: возможно, многие эротические сцены покажутся вам смелыми и сегодня. Впрочем, при всей своей `сексуальной агрессивности` Миллер — лирик и философ, а его романы и повести о любви — чтение отнюдь не однозначное. Изданиестилизовано под эротические книги и альбомы 20 — 30-х годов.




→ Тихие дни в Клиши

Шок испытали первые читатели Миллера: возможно, многие эротические сцены покажутся вам смелыми и сегодня. Впрочем, при всей своей `сексуальной агрессивности` Миллер — лирик и философ, а его романы и повести о любви — чтение отнюдь не однозначное. Изданиестилизовано под эротические книги и альбомы 20 — 30-х годов.



→ Мара из Мариньяна

Шок испытали первые читатели Миллера: возможно, многие эротические сцены покажутся вам смелыми и сегодня. Впрочем, при всей своей `сексуальной агрессивности` Миллер — лирик и философ, а его романы и повести о любви — чтение отнюдь не однозначное. Издание стилизовано под эротические книги и альбомы 20 — 30-х годов.



→ Под крышами Парижа (Under the Roofs of Paris)

Перед вами — самое скандальное из произведений Генри Миллера, которое Норман Мейлер назвал “лучшим эротическим романом нашего времени”. Ирония — и самоирония… “Ночная культура” Парижа 1930-х — и страшная, забавная и изысканная история “воспитания чувств” в ритме свинга…

trec.to


  • По категориям
    • Научная и техническая литература (2046)
      • Бизнес (589)
      • Военно-историческая литература (457)
      • Гуманитарные науки и искусство (258)
      • Иностранные языки (27)
      • Медицина (64)
      • Научно-популярная литература (457)
      • Нормативная документация (22)
      • Техническая литература (21)
      • Точные и естественные науки (44)
      • Учебники (75)
      • Энциклопедии и словари (32)
    • Компьютерная литература (56)
      • Веб-дизайн (1)
      • Программирование (55)
    • Разное (3375)
      • Историография (607)

      • Кулинария (217)
      • На досуге (144)
      • Настольные игры и Поделки (5)
      • Нетрадиционная медицина (292)
      • Образование, воспитание и развитие детей (29)
      • Популярная психология (794)
      • Публицистика (442)
      • Религиозная литература (310)
      • Сад, огород, животноводство (148)
      • Спорт и Боевые искусства (63)
      • Строительство и ремонт (81)
      • Эзотерика (243)
    • Художественная литература (25896)
      • 1001 обязательная книга (597)
      • Библиотеки (314)
      • Боевики (188)
      • Детективы (1102)
      • Детская, подростковая литература (750)
      • Исторические книги (161)
      • Классика, современная проза и поэзия (1332)
      • Любовный роман (192)
      • Мистика, ужасы (226)

      • Многоавторские сборники (11997)
      • Приключенческая литература (203)
      • Сатира, юмор (121)
      • Собрания книг иностранных авторов (1155)
      • Собрания книг русскоязычных авторов (3742)
      • Фантастика, фэнтези (3816)
  • По популярности
  • По рейтингу
  • Избранные

rutlib2.com

Генри Валентин Миллер — американский писатель и художник. Его жизнь легла в основу его же скандальных для того времени интеллектуально-эротических романов о времени после первой мировой, времени вседозволености, и о судьбе писателя в этом мире. Самыми знаменитыми работами Миллера являются романы «Тропик Рака», «Тропик Козерога» и «Черная весна», составившие своеобразную автобиографическую трилогию.
Писатель родился в Бруклине семье немецких эмигрантов Генри Миллера и Луизы Нитинг. Его отец был владельцем ателье мужского платья, поэтому семья писателя жила в достатке. Младшая сестра Генри — Лоретта — страдала врожденным слабоумием, и после смерти родителей Генри-младший взял все заботы о ней на себя.
Окончив школу, поступил в городской университет Нью-Йорка, но уже через несколько месяцев был исключен.


ичиной тому послужило несогласие будущего писателя с методами преподавания в университете. Генри Миллер сменил множество профессий.
Его первая жена Беатриса, урожденная Уикенз, пианистка из Бруклина, на которой он женился в 1917 году, оказалась, по его собственному утверждению, «сущей пуританской мегерой». Он расстался с ней в 1923-м, четыре года спустя после того, как она родила ему дочь Барбару. (С дочерью Генри увиделся вновь только когда ей было тридцать пять лет). Через год он оформил развод и женился на Джун, вдохновившей его на создание галереи женских образов; Джун тоже была ему неподходящей женой, хотя как раз она-то, возможно, и обладала некоторыми регенерирующими свойствами — по крайней мере, в отношении Генри. Спустя одиннадцать лет они заочно развелись в Мехико. В 1945г. в Нью-Йорке он познакомился с Яниной Лепской, юной особой польского происхождения, и моменталь¬но в нее влюбился. Вскоре они поженились. Произошло это в Денвере, штат Колорадов. В феврале 1945 года Генри с молодой женой вернулись в Биг-Сур. В течение трех лет Лепска родила ему двоих детей: Вэлентайн и Тони. Однако это не только не улучшило отношений между супругами, но даже обостри¬ло и ожесточило их. Несмотря на постоянные ссоры, в этот период Генри написал невероятное количество вещей. Жена номер четыре — Эва, урожденная Маклюэр, из Беркли, штат Калифорния.
В 1930–1939 жил в Париже, был европейским редактором американского журнала «Феникс».

1939 переехал в Грецию. Книга путевых заметок «Маруссийский колосс» (The Colossus of Maroussi, 1941) – своего рода гимн во славу этой страны. В 1940 вернулся в США и обосновался в Калифорнии. Умер в Пасифик-Пелисейдс (шт. Калифорния) 7 июня 1980.
Самые известные произведения Миллера – автобиографические романы «Тропик Рака» (Tropic of Cancer, 1934) и «Тропик Козерога» (Tropic of Capricorn, 1939); оба написаны и опубликованы во Франции. Уже в Калифорнии Миллер написал объемистую трилогию «Благостное распятие» (The Rosy Crucifixion), состоящую из романов «Сексус» (Sexus, 1949), «Плексус» (Plexus, 1953) и «Нексус» (Nexus, 1960), также впервые вышедшую во Франции. Оба «Тропика» и «Благостное распятие» были долгое время запрещены в США. «Тропик Рака» на родине писателя опубликовали только в 1961. На следующий год после окончательной отмены цензуры в США вышел «Тропик Козерога», в 1965 – «Сексус», «Плексус» и «Нексус».
Библиография
Биографическая трилогия:
1. «Тропик Рака» (Tropic of Cancer, 1934)
2. «Черная Весна» (Black Spring, 1936)
3. «Тропик Козерога» (Tropic of Capricorn, 1939)
Трилогия «Роза распятия» (Book One of The Rosy Crucifixion):
1. «Сексус» (Sexus, 1949)
2. «Плексус» (Plexus, 1953)
3. «Нексус» (Nexus, 1960)
Дилогия «Аэрокондиционированный кошмар» (The Air-Conditioned Nightmare):
1. Аэрокондиционированный кошмар (The Air-Conditioned Nightmare, 1945)
2. Вспоминать, чтобы помнить (Remember to Remember, 1947)
Астрологическое фрикасе
Биг Сур и Апельсины Иеронима Босха (Big Sur and the Oranges of Hieronymus Bosch, 1957)
Колосс Маруссийский (The Colossus of Maroussi, 1941)
Мара из Мариньяна
Нью Йорк и обратно (Aller Retour New York, 1935)
Эссе
Мир Секса (The World of Sex, 1940)
О себе
Размышление о писательстве
Тихие дни в Клиши (Quiet Days in Clichy, 1956)
Под крышами Парижа (Under the Roofs of Paris, 1941)
Бессонница, или Дъявол на воле (Insomnia or The Devil at Large, 1974)
Книги в моей жизни (The Books in My Life, 1952)
Книга о друзьях (Henry Miller’s Book of Friends: A Tribute to Friends of Long Ago, 1976)
Рассказы
Время убийц (The Time of the Assassins: A Study of Rimbaud, 1956)
Дьеп-Нью Хевен (Via Dieppe-Newhaven, 1938)
Мадемуазель Клод (Mademoiselle Claude, 1931)
Мудрость сердца (The Wisdom of the Heart, 1941)
Улыбка у подножия лестницы (The Smile at the Foot of the Ladder, 1948)
Экранизации
1970 — Тропик Рака / Tropic of Cancer
1970 — Тихие дни в Клиши / Stille dage i Clichy
1990 — Тихие дни в Клиши / Jours tranquilles a Clichy
Интересные факты
Когда Миллер в 1938 году покидал Париж, его имя только начинало приобретать известность во Франции. К концу войны его уже считали одним из величайших писателей, которых дала Америка.
Во время оккупации книги Миллера продавались очень хорошо. Что и говорить, немцы зорко следили за тем, что выставлялось на полки книжных магазинов. Любой француз подтвердит, что немцы во время оккупации были tres comets — по сути, гораздо более корректны, нежели «освободители» несколькими годами позднее. Что было, то было. Немцы знали, как подольститься к французам, и делали это самым коварным образом. Это вовсе не значит, что французы попались на их удочку: движение Сопротивления, организованное под самым носом у захватчиков, — прямое тому свидетельство. Немцы стали применять к французам репрессалии только в качестве ответной меры на их сопротив¬ление. В начале же оккупационного периода они довольство¬вались лишь «внушением» — это был пик антисемитизма, кислингизма и коллаборационизма. Поскольку произведения Миллера не содержали ни того, ни другого, ни третьего, его книги не имели в глазах врага никакой пропагандистской ценности. Хотя тот факт, что они были запрещены в Англии и Америке, этих злейших иудео-плутократических врагах Третьего рейха, уже сам по себе был достаточным основанием для того, чтобы разрешить свободное хождение миллеровских книг в сфере влияния немецких оккупантов. За несколько месяцев были раскуплены все имеющиеся в продаже экземпляры. Гонорары Генри росли не по дням, а по часам.
После освобождения, когда власть перешла к ордам англосаксов, книги Миллера, спешно переиздававшиеся одна за другой, продавались, как свежие булочки. Солдаты в диком остервенении раскупала тираж за тиражом -только успевай печатать. «Тропики» имели беспрецедентный успех. Даже французы не остались в стороне от этого бума, хотя у них тогда были совсем другие заботы — d’autres chats a fouetter, откормленные военнослужащие рядового и сержантского состава дрались из-за миллеровских книжек под стать изголодавшимся гражданским, вырывающим друг у друга списанные за негодностью американские сухие пайки, найденные в сточных канавах.
…дело …возбужденное в 1946 году неким Даниэлем Паркером и поднявшее коммерческий успех его книг на небывалую высоту: их pacпродаваемость побила все рекорды, известные в анналах французской литературы. Хотя фамилия Паркера звучала на английский манер, он был француз, и в качестве President du Cartel d’Actions Sociales et Morales (Президента Общества блюстителей гражданской и общественной морали) выступил с нападками против Миллера, его издателей и перевод¬чиков. Он был типичным блюстителем нравственности, одним из тех близоруких, недалеких, фанатичных ханжей, что на каждом углу кричат о необходимости искоренения всех зол и пороков в мире.Паркер имел бледный вид. Не успел он приступить к судебным процедурам, как вся литературная общественность Франции, «препоясав чресла», поднялась на защиту Миллера. Это был настоящий крестовый поход за свободу слова. По инициативе Мориса Надо, в то время литературного ре¬дактора газеты «Комба», которую возглавлял Камю, ведущие писатели Франции встали стеной и образовали «Комитет в защиту Миллера и языковой свободы». В этот комитет вошли такие солидные знаменитости как Андре Жид, Эмиль Анрио, Жорж Батай, Жан-Поль Сартр, Андре Бретон, Жан Полан, Андре Руссо, Поль Элюар, Робер Камп, Жан Кассу, Альбер Камю, Макс-Поль Фуше, Франсис Амбриер, Жо Буске, Поль Жильсон, Пьер Сегер, Реймон Кено, Морис Ноэль, Фредерик Лефевр, Клод-Эдмон Маньи, Эмманюэль Мунье, Арман Хоог и Морис Надо.
Реклама, сделанная таким путем, сработала, как инъекция камфары: продажа миллеровских книг достигла астрономического масштаба… в банке на счету у Миллера уже четыре миллиона франков! Генри — миллионер, фантастика! Франковый, но все же миллионер! Валютные ограничения и другие сложности создавали препятствия для перевода в Америку такой крупной суммы. Почему бы Миллеру не приехать и не забрать их самому? Он мог бы прекрасно распорядиться ими здесь, sur place: купить яхту, замок на Луаре! Да знает ли он вообще, что так разбогател?Обстоятельства были таковы, что Генри об этом не знал. Он сидел в своем Биг-Суре один как перст, увязнув в семейных дрязгах и заботах о том, как расплатиться с бакалейщиком.
…В Англии его престиж тоже набирал высоту. Имя Миллера, уже отлично известное по статьям и эссе, появлявшимся в литературной прессе, получило еще большее признание после того, как одна за другой вышло несколько его менее «запретных» вещей…
В материальном отношении Генри мало что поимел в результате всей этой парижской кутерьмы. Любой другой писатель на его месте давно сколотил бы себе приличное состояние. Но Генри Миллер — случай особый: очевидно, ему на роду написано никогда не получать денежного вознаграждения… поскольку он привык жить в бедности, для него оказалось не так-то просто адаптироваться к неожиданному повороту судьбы. Гонорарные накопления — применительно к нему — в практическом отношении значили не больше, чем пустые цифири в приходно-расходной бухгалтерской книге.
… положение франка заметно пошатнулось… Миллеровские миллионы пошли прахом, прежде чем он прибрал их к рукам. Оставшихся денег хватило лишь на то, чтобы купить и обставить дом, в котором он жил в Биг-Суре.

detectivebooks.ru

Книги Миллера Генри:


→ Книга о друзьях (Book of Friends)

Трилогия “Книга о друзьях” — последняя из крупных произведений Генри Миллера, уже в семидесятые годы рискнувшего подтвердить свой статус не “гения и классика”, но “гениального хулигана от литературы”. Результатом стали причудливая “Хроника утраченного времени” — от бруклинского детства писателя и до его знаменитого “нью-йоркского периода” — и оглушительный скандал в прессе, шокированной откровениями Миллера и одновременно восхищенной его литературным мастерством… На данный момент нет электронного варианта книги Книга о друзьях (Book of Friends).


→ Нью-Йорк и обратно (Aller Retour New York)

”Нью-Йорк и обратно” — легкая и изящная “джазовая легенда”, сотворенная между “Тропиком Рака” и “Тропиком Козерога” и считающаяся своеобразной побочной линией этой дилогии. Впервые изданная лишь десять лет спустя после своего написания, эта книга, насквозь “внутренняя” и “джазово-тусовочная” и сейчас воспринимается истинной летописью джаз-культуры 30-х…


→ Тропик Козерога (Tropic of Capricorn)

«Тропик Козерога». Величайшая и скандальнейшая книга в творческом наследии Генри Миллера. Своеобразный «модернистский сиквел» легендарного «Тропика Рака» — и одновременно вполне самостоятельное произведение, отмеченное не только мощью, но и зрелостью таланта «позднего» Миллера. Роман, который читать нелегко — однако бесконечно интересно!


→ Тропик Рака (Tropic of Cancer)

«Тропик Рака» — первый роман трилогии Генри Миллера, включающей также романы «Тропик Козерога» и «Черная весна». «Тропик Рака» впервые был опубликован в Париже в 1934 году. И сразу же вызвал немалый интерес (несмотря на ничтожный тираж). «Едва ли существуют две другие книги, — писал позднее Георгий Адамович, — о которых сейчас было бы больше толков и споров, чем о романах Генри Миллера „Тропик Рака“ и „Тропик Козерога“». К сожалению, людей, которым роман нравился, было куда больше, чем тех, кто решался об этом заявить вслух, из-за постоянных обвинений романа в растлении нравов читателей. Хотя трудно придумать нечто более далекое от порнографии, чем проза Миллера…


→ Черная весна (Black Spring)

Генри Миллер (1891-1980) — крупнейший американский писатель XX века. “Черная весна” написана в 1930-е годы в Париже и вместе с романами “Тропик Рака” и “Тропик Козерога” составляет своеобразную автобиографическую трилогию. Роман был запрещен в США за “безнравственность”, и только в 1961 г. Верховный суд снял запрет. Ныне “Черная весна” по праву считается классикой мировой литературы.


→ Биг-Сур и апельсины Иеронима Босха

Книги американского писателя Генри Миллера “Тропик Рака” и “Тропик Козерога” в свое время буквально взорвали общественную мораль обоих полушарий Земли. Герой этих книг, в котором очевидно прослеживалась личность самого автора, выдал такую череду эротических откровений, да еще изложенных таким сочным языком, что не один читатель задумался над полноценностью своего сексуального бытия… Прошло много лет. После долгих скитаний писатель поселился на юге Калифорнии, и здесь “родился” новый Миллер — вдумчивый, глубокий философ. Разумеется, в мемуарах он не обходит свои “бедовые годы” в Париже, но рассказывает и о том, как учился у великих французских писателей и художников, излагает свои мысли о мировой литературе и искусстве. И тут же, рядом — остроумные, лишенные “запретных тем” беседы с новыми друзьями: бродягами, наркоманами, забулдыгами, проститутками…


→ Колосс Маруссийский (he Colossus of Maroussi)

`Колосс Маруссийский` — книга, которая в новом свете представляет известного американского прозаика Генри Миллера. В ее основу легли впечатления от поездки по Греции, которую писатель совершил в канун Второй мировой войны. Пожалуй, никому из современных англоязычных прозаиков, исключая, быть может, Джона Фаулза, не удалось найти столь ярких красок и полутонов, доносящих неповторимое обаяние этого овеянного легендами уголка Европы. Взволнованная искренность интонаций, глубина проникновения в тайники психологии творчества, сообщающееся читателю чувство сопричастности судьбам современной и классической культуры делают `Колосса Маруссийского` одним из лучших образцов прозы Генри Миллера.


→ Нексус (Nexus)

`Нексус` (в переводе с латинского `Узы`; 1959) — последняя книга трилогии Генри Миллера (1891—1980) `Распятие Розы` и заключительный том его аутогонического шестикнижия — `Книги Жизни`, — которую он начал `Тропиком Рака` и писал без малого тридцать лет, пока не изжил свое `великое распятие` — роман с Джун (Моной в трилогии). Автор `Нексуса` как минимум на четверть века старше автора `Тропика Рака`, приехавшего в Париж `изучать порок` и вознамерившегося `оставить шрам на лике вселенной`. Ему под семьдесят. У него двое детей. Четвертая жена. Он — легенда. Он больше никому ничего не доказывает. Он просто заканчивает свою повесть.


→ Размышления о писательстве

Поначалу я мечтал о соперничестве с Достоевским. Надеялся, что раскрою перед миром неистовые и загадочные душевные борения, а мир замрет, пораженный. Но довольно скоро я понял, что мы уже прошли точку, запечатленную Достоевским, — прошли в том смысле, что дегенерация увлекла нас дальше. Для нас исчезло само понятие души, вернее, оно теперь является в каком-то химически преображенном и до странности исказившемся виде. Мы знаем лишь кристаллические элементы распавшейся и сокрушенной души. Современные художники выражают это состояние, видимо, даже откровеннее, чем писатели: Пикассо — замечательный пример в подтверждение сказанному. Оттого для меня оказалась невозможной сама мысль писать романы и столь же невозможным — примкнуть к разным литературным движениям в Англии, Франции, Америке, потому что все они вели к тупику. Со всей честностью признаюсь, что ощутил себя вынужденным, наблюдая разрозненные, распавшиеся элементы жизни, — я говорю о жизни души, не о жизни культуры, — соединять их по собственному моему рисунку, используя собственное мое распавшееся и сокрушенное «я» с той же бессердечностью, с той же безоглядностью, с какой готов я был использовать весь сор окружающего мира феноменов.


→ Сексус (Sexus)

Шок испытали первые читатели Миллера: возможно, многие эротические сцены покажутся вам смелыми и сегодня. Впрочем, при всей своей `сексуальной агрессивности` Миллер — лирик и философ, а его романы и повести о любви — чтение отнюдь не однозначное. Изданиестилизовано под эротические книги и альбомы 20 — 30-х годов.


→ Тихие дни в Клиши

Шок испытали первые читатели Миллера: возможно, многие эротические сцены покажутся вам смелыми и сегодня. Впрочем, при всей своей `сексуальной агрессивности` Миллер — лирик и философ, а его романы и повести о любви — чтение отнюдь не однозначное. Изданиестилизовано под эротические книги и альбомы 20 — 30-х годов.


→ Мара из Мариньяна

Шок испытали первые читатели Миллера: возможно, многие эротические сцены покажутся вам смелыми и сегодня. Впрочем, при всей своей `сексуальной агрессивности` Миллер — лирик и философ, а его романы и повести о любви — чтение отнюдь не однозначное. Изданиестилизовано под эротические книги и альбомы 20 — 30-х годов.


→ Под крышами Парижа (Under the Roofs of Paris)

Перед вами — самое скандальное из произведений Генри Миллера, которое Норман Мейлер назвал “лучшим эротическим романом нашего времени”. Ирония — и самоирония… “Ночная культура” Парижа 1930-х — и страшная, забавная и изысканная история “воспитания чувств” в ритме свинга…


booktracker.org